КУРС ИНСТИТУТА НЬЮФЕЛДА
«ГИПЕРЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ: АУТИЗМ, АСПЕРГЕР, СДВГ»

Следующий курс стартует 2 октября 2023г.

Ранняя цена на курс действует до 28 сентября!

ВСЁ ОБУЧЕНИЕ ПРОИСХОДИТ ОНЛАЙН. ПОСЛЕ СТАРТА КУРС МОЖНО БУДЕТ СЛУШАТЬ В ЗАПИСИ

ВСЕ ЛЕКЦИИ МОЖНО СМОТРЕТЬ В ЗАПИСИ!

  • Более 10 часов занятий с опытными преподавателями русскоязычного отделения Института Ньюфелда
  • Доступ к просмотру записей сроком на 6 месяцев. Скачивание записей не предусмотрено.
  • Возможность задать вопросы по своей ситуации
  • Дополнительные материалы на русском языке
  • Доступ к русскоязычному кампусу Института Ньюфелда, где можно общаться с другими студентами курса, обмениваться опытом, а также просматривать дополнительные материалы на английском языке

Сенсорная перегрузка всё чаще рассматривается как базовое неврологическое состояние, которое может иметь далеко идущие последствия для привязанности и развития, в том числе для внимания, эмоций, становления личности и социальных отношений.
Современное понимание работы мозга проливает свет на процессы, участвующие в работе системы фильтрации сенсорной информации, а если смотреть на них сквозь линзу психологии развития, то это открывает нам путь, неожиданно противоречащий большинству методов работы с такими состояниями.
Новые открытия дают большую надежду на то, что зачастую разрушительные последствия того, что мы называем «гиперчувствительностью», действительно можно обратить вспять, что значительно улучшит дееспособность и откроет путь к более полной реализации нашего потенциала. Курс состоит из четырёх занятий, описанных ниже.

ДЕТАЛИ РЕГИСТРАЦИИ

КОГДА 2, 9, 23, 30 октября 2023

ВО СКОЛЬКО — 19:00 — 21:30 по московскому времени

ДЛИТЕЛЬНОСТЬ КУРСА — 4 онлайн-встречи по 2,5 часа, и 1 занятие ответов на вопросы.

СТОИМОСТЬ

  • 120 USD или  11 300 рублей
  • 100 USD или  9300 рублей — тем, кто посещал любое платное мероприятие Института
  • 80 USD или  7100 рублей — тем, кто учился/учится на Интенсивах 1 или 2
  • 60 USD  или  5 650 рублей — тем, кто слушает курс повторно

ПОДАТЬ ЗАЯВКУ

Описание курса

Новое понимание того, как работает мозг (если рассматривать его через всеобъемлющее понимание привязанности, человеческой уязвимости и процесса развития), дает большие перспективы разгадать некоторые из самых обескураживающих загадок детского возраста.

Появляется все больше доказательств того, что неврологическое состояние сенсорной перегрузки вполне может быть основной причиной и общим знаменателем множества различных проявлений и синдромов, включая аутизм, некоторые виды проблем с вниманием и даже определённой одарённости.

Огромное разнообразие симптомов обусловлено как степенью тяжести неврологического состояния, так и эффектом домино в плане привязанности, эмоций ребенка и, в конечном счете, в плане его развития.

При правильном понимании и взаимодействии, проблемы с сенсорной перегрузкой обычно можно компенсировать, а большую часть вторичного эффекта домино можно обратить вспять.

Доктор Ньюфелд рассмотрел на этом курсе наиболее многообещающие способы взаимодействия с данным состоянием, в том числе культивирование прочных привязанностей, запуск нашего адаптационного процесса и взращивание истинной игры в качестве природного целительного и корректирующего процесса.

Кому будет полезен этот курс:

Трудно представить кого-либо, кому этот курс не подходит. В современном мире у каждого есть такой знакомый, кто так или иначе демонстрирует признаки гиперчувствительности, но лишь немногие способны понять суть того, что они наблюдают. 
Мы не можем эффективно решить проблему, которую не понимаем. Этот курс будет иметь особое значение для родителей, бабушек и дедушек, учителей и терапевтов, имеющих дело с гиперчувствительными детьми и взрослыми, а также для тех, кто подозревает, что гиперчувствительность может быть объяснением их собственного непростого жизненного опыта.

Содержание курса:

Занятие первое – Гиперчувствительность как проблема с сенсорным регулированием

Открытия нейробиологии говорят о том, что первая линия защиты мозга предназначена для  контроля  типов и количества входящей в мозг информации в каждый момент времени. Именно эта система фильтрации сенсорной информации оказывается главным игроком в состоянии, которое мы называем гиперчувствительностью.   Любое застревание или дисфункция в этой защитной системе может потенциально иметь разрушительные последствия, влияющие на внимание, привязанность, эмоции, осознанность, обучение и даже само развитие мозга.

Хорошая новость состоит в том, что если понимать их правильно, эти последствия могут быть  обращены вспять. На этом занятии рассматривается основное состояние гиперчувствительности, а также его основное влияние на внимание, эмоции и отношения.

Приводится контрольный список для определения гиперчувствительности и описываются основные известные причины этого состояния. Обсуждаются первостепенные задачи системы фильтрации сенсорной информации,  давая контекст для понимания последствий, которые возникают из-за неработающей системы защитных фильтров. Даются стратегии для компенсации этой базовой дисфункции.

Занятие второе – Гиперчувствительность, уязвимость и защиты

Неспособность мозга в достаточной степени контролировать поступающие сигналы значительно увеличивает присущую ребёнку уязвимость. Поскольку основной способ защиты самого мозга оказывается нарушен, другие защитные механизмы внутри мозга обычно активируются для компенсации этого состояния. Эти защиты могут включать в себя общее эмоциональное отключение, но чаще всего задействуются мощные защиты привязанности, такие как деперсонализация привязанности, защитное усиление альфа-инстинктов и защитное отчуждение. Влияние на контекст отношений, в котором эти дети должны расти, может быть очень глубоким, что делает заботу о таких детях, воспитание и обучение очень сложными. Вы получите идеи о том, как определить эти защиты привязанности, и стратегии по их  изменению.

Занятие третье – Гиперчувствительность, адаптация и агрессия 

Адаптация — это эмоциональный процесс, ответственный за исцеление, восстановление и психологическую устойчивость, в том числе за развитие обходных путей в мозге для того, что не работает. Ирония в случае гиперчувствительных детей заключается в том, что они остро нуждаются в адаптации, но при этом менее склонны испытывать эмоциональные состояния, способствующие этому процессу. Агрессия является основным показателем и острой необходимости в адаптации, и ее отсутствия. Ничто не может быть более важным, чем восстановление нейропластичности мозга гиперчувствительного ребенка. Предлагаются стратегии того, как это сделать, а также как справляться с агрессией неадаптивного ребенка таким образом, чтобы не усугубить основную проблему.

Занятие четвёртое – Гиперчувствительность, привязанность и игра

На этом занятии мы сконцентрируемся на двух видах воздействия, наиболее перспективных для глубоких и продолжительных изменений. Чем менее функционален гиперчувствительный мозг, тем выше его потребность в прочных эмоциональных связях с заботливыми взрослыми, чтобы компенсировать это. Прочные работающие отношения также необходимы для обеспечения условий, способствующих эмоциональному здоровью и оптимальному развитию. Нельзя пытаться взаимодействовать с такими детьми вне контекста привязанности. Было обнаружено, что игровой режим является контекстом, в котором мозг излечивается самостоятельно, достигается максимальный уровень нейропластичности, повышается вероятность формирования привязанностей. Также в игре включается внимание, эмоции стремятся к саморегуляции и образуются новые нейронные сети. Мы исследуем тот тип игры, который наиболее для этого полезен, и дадим предложения о том, как активировать игровой режим у ребенка.

Цели включают в себя:

— предоставить глубокое понимание базового неврологического состояния, которое лежит в основе множества синдромов, затрагивающих всё большее количество наших детей
— дать стройную модель аутизма, которая может направлять наши методы и воздействия
— обозначить несостоятельность в плане соответствия развитию наиболее распространенных подходов к аутизму, а также некоторые основные упущения в нашем понимании одаренности и проблем с вниманием
— помочь разграничить состояния гиперчувствительности и высокой чувствительности
— помочь отделить обратимые последствия гиперчувствительности от самого базового неврологического состояния гиперчувствительности
— выявить повышенную потребность гиперчувствительного человека или ребёнка в глубоких эмоциональных связях с заботливыми взрослыми, а также необходимость работать с ними в контексте отношений
— показать истинную игру как контекст, в котором Природа выполняет свою исцеляющую и восстановительную работу
— поддержать родителя в том, чтобы стать тем ответом, в котором действительно нуждается гиперчувствительный ребенок

Темы включают в себя:

  • как работает система фильтрации сенсорной информации и что с ней может быть не так
  • как работает система внимания и что с ней может быть не так
  • три главных задачи системы фильтрации сенсорной информации и соответствующие им нарушения, если она дисфункциональна
  •  почему мозг при гиперчувствительности часто имеет больший размер
  • как распознать защиты в системе внимания
  • некоторые значимые признаки гиперчувствительности
  • как  современные диагностические критерии аутизма одновременно затмевают и отвлекают от того, что лежит в корне неврологического состояния
  • три главных причины проблем с системой фильтрации сенсорной информации
  • как стать на сторону ребенка с сенсорной перегрузкой и компенсировать гиперчувствительность
  • как проблемы с системой фильтрации сенсорной информации наносят «двойной удар» по системам защиты мозга и что можно с этим сделать
  • почему гиперчувствительные предрасположены к проблемам с привязанностью, включая усиленные альфа-инстинкты, противостояние, деперсонализацию импульсов привязанности и защитное отчуждение
  • почему при гиперчувствительности есть сложности с чувствованием эмоций, а также с их распознаванием 
  • почему гиперчувствительные склонны к большей импульсивности и эмоциональной незрелости
  • как распознать привязанность в ее деперсонализированных проявлениях 
  • почему при гиперчувствительности часто снижена способность к рефлексии и энергия дерзновения
  • отдельные проявления одаренности, корни которых обычно кроются в гиперчувствительности
  • почему «одаренные» часто более хрупкие
  • как восстановить нейропластичность в гиперчувствительном мозге
  • почему гиперчувствительные люди склонны к повышенной агрессии и как лучше всего обращаться и справляться с этими проблемами 
  • почему привязанность необходима для компенсации недостатков, вызванных гиперчувствительностью  
  • как обратить вспять проблемы привязанности при гиперчувствительности и как создать плодотворные привязанности, в которых они нуждаются
  • почему игровой режим необходим для перепрограммирования нейронов и как наилучшим образом активировать игровой режим при  гиперчувствительности
  • предложения по взаимодействию с гиперчувствительным ребенком в условиях школы и психологической работы с ним
  • как использовать игру для разрядки повышенной альфы, противления и агрессивных импульсов  
  • как использовать игру для регулирования внимания и эмоций, а также для оптимизации развития и функционирования 
  • как создать те виды игровых площадок для эмоций, в которых наиболее остро нуждаются гиперчувствительные дети 

ВЕДУЩИЕ КУРСА

Надежда Шестакова (Санкт-Петербург, Россия)

Преподаватель Института Ньюфелда, практикующий психолог, эмоционально-образный терапевт.

Ведущая группы поддержки «Заботливая альфа в Санкт-Петербурге», модератор сообщества «Заботливая альфа», переводчица, мама сына и двух дочек.

 

Наталья Лысак (Таллин, Эстония)

Ведущая курсов Института Ньюфелда, студентка преподавательской программы русскоязычного отделения Института, переводчик, модератор сообщества «Заботливая альфа».

Мама двоих детей, бабушка внучки.

 

 


Задайте вопрос администратору


Мы будем рады ответить вам на все вопросы и предложения.
Наш администратор отвечает в течение 2-х дней
vopros@neufeldinstitute.ru


    Your Name (required)

    Your Email (required)

    Subject

    Your Message

    ОТЗЫВЫ

    -Юлия Казакова

    Больше всего мне понравилось большое количество примеров, то, что курс был близок к практике. Такие знания добавляют уверенности, позволяют лучше видеть детей и их потребности, соответственно, быстрее и легче помогать детям.
    Мне кажется, еще до прихода в институт я многие вещи делала интуитивно. Но с каждый курс добавляет кусочки к пазлу. Я заметила, что в последние годы стало больше детей с проявлениями ВЧ. Возможно, раньше я этого просто не видела. Сейчас я могу более качественно помогать своим ученикам, лучше учитывать их особенности. Например, в этом году в моей группе появился студент, который первое время совсем не воспринимал информацию на занятиях. Плюс он был слабее остальных, очень тревожный, суетливый, он действительно раздражал остальных студентов. Благодаря моим знаниям, я могу не только понять, почему такое происходит, но и оказать помощь — наладить контакт, перенастроить подростка на себя, перекрыть влияние группы. Понять, как работает мозг, правильно именно ему подходящим способом объяснить материал. Похвалить именно так, как нужно, чтобы не создавать защиты. К этому ребенку нужно особое отношение, но при этом я вижу его прогресс за семестр, и это очень вдохновляет. На самом деле, на практике это все не занимает много времени, но создается гораздо более комфортная среда для всех.
    Впечатления от курса самые замечательные. Огромный опыт преподавателей в данной области вызывает уважение. Материал действительно ценный. Огромное вас спасибо за то, что делитесь своими личными примерами, жизненными ситуациями.

    -Юлия Ходько

    Курс мне очень понравился. Здесь был баланс между конкретными, практическими советами и очень серьёзной и фундаментальной теоретической частью. Меня очень заинтересовали все практические рекомендации, многие из которых я уже применяю, но и много чего я ещё никогда в таком контексте не знала. Особенно аспект игры, как очень важный аспект для взаимодействия с гиперчувствительный детьми, очень откликнулся. Содержание курса однозначно позитивно повлияет на мои отношения с сыном и на облегчение его жизни.

    -Екатерина Шипуля

    Очень интересно было слушать про то, как работает мозг у вч, гч. Интересно про привязанность, защиты. Крайне полезно было разобрать про игру и осознать, что же это для ребёнка. Благодаря этому мне стало интереснее включаться в игру и я поняла, что ждёт от меня дочка и перестала лезть в игру со своими идеями, аак сделать её ещё и «полезной». В итоге стало всем интереснее и спокойней. Я стала лучше и глубже понимать свою вч дочку, она стала спокойнее и даже счастливей я бы сказала. На много чаще улыбается и смеется, словно солнышко. Великолепный курс. Чуткие ведущие, шикарная информация и её подача. Всё просто, доступно, важно, без «воды» и я бы сказала с душой. Спасибо Вам огромное. Порой на столько откликались темы, что я плакала. От радости, от инсайтов, от тщетности. Мне стало легче и спокойнее. Собственно и вч дочке, и мужу. Благодарю Вас!

    -Камилла Байдуллина

    Больше всего мне понравилось то, что выход есть. Это просто самое главное, что вдохновило меня на дальнейшую счастливую жизнь. Это помогло мне справиться со своей тревогой по поводу старшего сына. Ему 10 лет. И все года, изучая теорию привязанности, изучая альфа-комплексы, привязанность, защитное отчуждение, перекрывание и завладевание, применяя полученные знания, у меня не получалось привести сына к балансу и равновесию. Любая мелочь уводила его во фрустрацию и атакующие порывы. Я не видела в нем слез тщетности. И чем старше он становился, тем больше я видела, что он средний сын догоняет его в плане эмоциональной зрелости, а где-то даже обгоняет. И больше всего я расстраивалась, что я такая никчемная мать, которая так долго бьется над сыном,а помочь не может. Я переживала, что и он и я – оба несчастны, но каждый по-своему. Я думала, что я должна еще что-то изменить в своем подходе к воспитанию, что где-то я не дожимаю, где-то пережимаю, мне нужно только поймать эту волну и сын станет как все. Потом я увидела обзор на курс по гиперчувствительности и решила пройти его. Для дополнительных знаний. И после первых двух лекций, я поняла, что мой сын никогда не будет как все, что его система фильтрации работает не как у других детей. Первой реакцией были слезы. Мои слезы сначала страха, тревоги, потом тщетности. Мир как будто рухнул в один момент. Я 10 лет жила мыслью о том, что я просто где-то неправильно что-то делаю и как я пойму свою ошибку, сын пойдет по обычному пути развития. И тут как ушат холодной воды на голову – это проблема СФСИ. Потом многие моменты стали для меня ясными и понятными, что происходит с ним, как он это переживает и справляется. Почему ему так сложно ехать в школу по немного измененному маршруту, почему он боится насекомых, почему спит в том же, в чем ходит и не любит менять слой одежды, который прикасается к его телу. Почему он сгрызает ногти и так любит сидеть дома и читать книги. Почему он не переносит поездки в другие города и забывает закрывать входную дверь, дверь в машину. Почему он так кричал, когда был маленький и отталкивал любые попытки взять его на руки.
    Потом я пережила свой страх, приняла ситуацию и продолжила слушать лекции. С каждым этапом прослушивания, мне становилось легче, впереди стал загораться свет в конце тоннеля. Я стала смотреть на сына не как на ребенка, которому легко поставят РАС, а как на человечка из будущего, которому просто сейчас нужна помощь. Я перестала ждать от него поведения, которое бывает в норме у обычного 10-летнего мальчишки, я перестала бояться, что он не справиться с этой жизнью, он справиться, а я смогу его к этому подвести. Сейчас мы больше стали работать над умением переключать симпатическую нервную систему в парасимпатическую. И я стала видеть вокруг нас больше таких детей, чем раньше. Я стала понимать, как им тяжело живется, как тяжело их родителям, ведь они и не знают, что происходит внутри голов их детей. Как им нужна помощь. Родители списывают это на их сложный характер. Благодаря систематизированным знаниям, заложенным в курсе, благодаря теплым, принимающим преподавателям, я открыла новую главу своей жизни, которая теперь наполнена ясностью понимания происходящего, сочувствием к перегруженному мозгу гиперчувствительного и большим желанием помочь родителям таких детей. Спасибо огромное Гордону Ньюфелду и всему отделению института в России. Вы делаете невероятно важные и жизненно необходимые вещи. Низкий вам поклон!

    — Ольга Комиссарова

    Больше всего мне запомнилось и показалось важным отличие ВЧ и ГЧ детей, что аутизм, Аспергер и СДВГ – это крайние формы ГЧ, но не все ГЧ дети аутисты и наоборот.
    Абсолютно точно, что любые знания, полученные в Институте Ньюфелда, помогают сделать общение с ребенком качественнее. Сейчас я пристально наблюдаю за своей ВЧ дочкой и понимаю, что наше общение после этого курса не будет прежним. Этот курс обогатил меня и придал мне уверенности, что с нами обеими все ОК, есть нюансы, и я, как Альфа, о них знаю.
    Спасибо вам большое за эту возможность делиться своими знаниями и опытом. Тема действительно очень важная, сложная, болезненная и актуальная в нынешнее время. Ваша база поможет мне углубиться в вопрос с осознанием всех процессов. Желаю вам мира, здоровья и удачи в профессиональном развитии. До новых встреч!

    -Ольга Кузнецова

    Мне понравилось все! Особенно много примеров, не только тот материал что был на слайдах. Но и примеры из книг, статей, фильмов. Всё супер понятно и доступно. Для начала нужно мне прийти к своей печали и своим слезам, чтобы принять его диагноз, принять таким, какой есть, не переделывая и не дотягивая до какой-то мнимой нормы и социально-приемлемого поведения.
    Я стала спокойнее и терпеливее.
    Пока мы на пути к слезам тщетности. К сожалению, видимых изменения пока нет, т.к. и я еще на пути. Но знаю, что главное — запастись терпением. Ведь как было ни раз сказано на курсе, нужно проявить терпение, в ожидании их эмоциональной зрелости, особенно если у вас ГЧ ребенок
    Спасибо за такой замечательный курс. Я его очень ждала, видела анонс за долго до его выхода. Попросила мужа подарить мне его на день рождения, когда он наконец выйдет. Рассказала всем знакомым, у кого ГЧ дети, обязательно советовала)) это лучший вклад в детско-родительские отношения. Подход Г. Ньюфелда — это то, что всегда отзывается в моем сердце. Что вселяет уверенность, что делает сердце мягким. Большое вам спасибо еще раз. Отдельное спасибо Наталье и Ирины. Приятно слушать и смотреть.